Введение

Прошедший год вновь выдался нелегким для реформаторов во всем регионе с переходной экономикой. Многие факторы, перечисленные в «Докладе о переходном процессе за 2013 год» в качестве причин «остановки в пути» на переходе к рынку – включая вялые или отрицательные темпы роста, глобальные и региональные потрясения и нестабильность, слабость государственных и административных институтов – по-прежнему дают о себе знать. Однако местами отмечаются и обнадеживающие признаки прогресса. Несмотря на отдельные эпизоды свертывания реформ, общая тенденция была позитивной, предвещая хорошие долгосрочные перспективы экономического развития. Так, многое было сделано для совершенствования инфраструктуры в условиях, когда дефицит финансовых ресурсов заставляет правительства все лучше осознавать выгоды вовлечения частного сектора в деятельность по развитию и обслуживанию транспортных коммуникаций и муниципального хозяйства.

Начиная с публикации в 1994 году первого «Доклада о переходном процессе» ЕБРР систематически следит за ходом этого процесса и проведением структурных преобразований. При этом подход к их оценке с годами претерпевал изменения1. Важным шагом вперед стало введение в 2010 году секторальных показателей. Сегодня они охватывают 18 секторов экономики каждой страны и помогают анализировать нерешенные проблемы переходного процесса с точки зрения создания рыночных структур и построения институтов рыночного хозяйства. Методология количественной оценки таких секторальных показателей сейчас подвергается основательному пересмотру и в ближайшие годы может быть изменена. Поэтому в текущем году при подготовке «Доклада о переходном процессе» был применен «облегченный» подход. Вместо полномасштабного обновления всех показателей настоящий раздел содержит обзор изменений за последний год с указанием наиболее важных из них, которые в будущем могут привести, хотя и не обязательно приведут, к пересмотру соответствующих секторальных оценок в сторону повышения или понижения. Как отмечается ниже, в нынешнем году обзор выявил в целом безусловно позитивную картину. Горизонтальные страновые показатели либерализации, приватизации и реформ в сфере предпринимательства при этом более не использовались, в основном потому, что на нынешнем этапе они уже перестают адекватно отражать развитие переходных процессов. Однако изменения в сфере антимонопольной политики, где по-прежнему отмечается отставание, продолжают тщательно отслеживаться по всему региону с использованием (помимо прочего) ежегодно проводимого ЕБРР единственного в своем роде опроса антимонопольных органов.

В «Докладе о переходном процессе» за этот год следует отметить важное нововведение: два новых показателя устойчивости, в которых нашли отражение приоритеты ЕБРР, связанные с его Инициативой в области устойчивого ресурсопользования (ИУР). Существующий показатель устойчивой энергетики был дополнен двумя новыми, позволяющими оценивать эффективность использования воды и материалов. Эти новые компоненты дают представление о том, в какой степени созданные в странах операций ЕБРР структуры и институты способствуют повторному использованию и рециркуляции природных ресурсов. Из полученных результатов видно, что рациональные подходы в области водопользования и потребления других материалов развиты еще меньше, чем в сфере энергоэффективности, а в структуре затрат не учитываются стоимость водных ресурсов и издержки, связанные с деградацией окружающей среды.

Наконец, в данном разделе приведены обновленные оценки показателей вовлечения молодежи и гендерной инклюзивности. Проблема дефицита экономических возможностей для молодых людей в последние годы привлекает к себе внимание во всем мире и считается одной из главных причин региональной нестабильности. Из полученных результатов следует, что высокий уровень безработицы среди молодежи характерен для многих частей региона с переходной экономикой, причем положение осложняется существенной нехваткой необходимой профессиональной квалификации, особенно в странах Южного и Восточного Средиземноморья (ЮВС).

Секторальные показатели переходного процесса

В таблице S.1 представлены текущие оценки показателей переходного процесса по обычной шкале от 1 (полное или почти полное отсутствие продвижения по пути рыночных реформ) до 4+ (уровень промышленно развитых стран) для 15 секторов экономики 35 стран региона операций ЕБРР2. Как отмечалось выше, эти оценки соответствуют уже опубликованным в прошлогоднем «Докладе о переходном процессе», поскольку их перерасчет по последним данным пока не проведен в полном объеме. Однако за последний год имели место важные реформы и другие события, способные повлиять на соответствующие баллы при проведении новой полномасштабной оценки. Соответственно, некоторые показатели в таблице помечены зеленым фоном, указывающим на их позитивную динамику, а другие – оранжевым, что обозначает негативную динамику. При этом первые существенно преобладают (в соотношении 30 к 8). На общеотраслевом уровне больше всего позитивных изменений отмечено в сфере инфраструктуры, где позитивную динамику имеют 14 показателей, а негативную – всего два. Однако преобладание позитивных тенденций над негативными наблюдается также в корпоративном секторе (четыре к одному), в области финансов (семь к четырем) и даже в энергетике (пять к одному), что говорит о более благоприятных перспективах, чем в последние годы.

Таблица S.1

Показатели переходного процесса по секторам в 2015 году: общие оценки и позитивная/негативная динамика в отдельных странах
Корпоративный сектор Электроэнергетика Инфраструктура Финансовый сектор

АПК

Общая промыш-ленность

Недвижи-
мость

ИКТ

Природные ресурсы

Энерге-
тика

ВКХ

Городской транспорт

Авто-
дороги

Железные дороги

Банков-
ская деятель-
ность

Страхование и другие финансовые услуги

Финан-сирование ММСП

Фонды прямых инвестиций

Рынки капитала

Центральная Европа и государства Балтии

Хорватия

3

3+

3+

4

4-

3

3+

3+

3+

3-

3+

3+

3-

2+

3+

Эстония

3+

4+

4+

4

4

4+

4

3+

3

4

4-

3+

3+

3-

3

Венгрия

4

4-

4-

4-

4-

3

3+

3+

4-

3+

3

3

3

3

3+

Латвия

3

4-

4-

3+

4-

3+

3+

4-

3

4-

3+

3+

3

2+

3+

Литва

3+

4

4-

4-

4-

3+

3+

4-

3

3

3+

3+

3

2+

3

Польша

3+

4-

4-

4

3

3+

4-

4-

4-

4-

4-

3+

3

3+

4-

Словакия

3+

4+

4

4-

4-

4

3+

3+

3+

3+

4-

3+

4-

2+

3

Словения

4-

3+

4

3+

3+

3

3+

3+

3

3

3

3+

3-

3-

3+

Юго-Восточная Европа

Албания

3-

2+

3-

3+

3-

2+

2+

3-

3-

2

3-

2

3-

1

2-

Босния и Герцеговина

3-

2

2-

2+

2

2+

2

2+

3

3+

3-

2+

2+

2-

2

Болгария

3

3+

3+

4-

3+

3

3

3+

3-

3+

3

3+

3

3-

3-

Кипр

3-

4+

3

4-

3-

3

3+

3+

3

Не применимо

3-

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

3+

БЮР Македония

3-

3

3-

4-

2+

3

2+

3-

3-

3-

3-

3-

3

1

2-

Косово

2+

2-

2-

2+

2

2+

2+

2+

2+

3-

2+

2

3-

1

1

Черногория

2+

2+

2+

3+

3+

2+

2

3

2+

2+

3-

2+

3

1

2

Румыния

3

3+

3+

3+

4-

3+

4-

3+

3

3+

3

3+

3

3-

3-

Сербия

3-

3-

3-

3

2

2+

2+

3-

3-

3

3-

3

3

2

2

Турция

3-

3

3+

3+

3+

3+

3-

3

3-

3-

3+

3

3

3-

4

Восточная Европа и Кавказ

Армения

3-

3

3-

3

2+

3+

3-

2+

3-

2+

2+

2

2+

1

2

Азербайджан

2+

2

2

2-

2+

2+

2-

2

2+

2+

2

2

2

1

2-

Беларусь

2+

2

2

2

1

1

2-

2

2

1

2

2

2

1

2-

Грузия

3-

3-

3-

3-

2

3+

2

2+

2+

3

3-

2

3-

1

2-

Молдова

3-

2-

2+

3

3

3

2

3

3

2

2+

2+

2

2-

2

Украина

3-

2+

3-

3-

2-

3

2+

3-

3-

2+

3-

2+

2+

2

2

Россия

3-

3-

3-

3+

2

3+

3

3

3-

4-

3-

3-

2

2+

4-

Центральная Азия

Казахстан

3-

2

3

3

2-

3

2+

2+

3-

3

2+

2+

2

2-

2

Киргизская Республика

2+

2

2+

3

2-

2+

2

2

2-

1

2

2-

2-

1

2-

Монголия

3-

2+

2

3

2

2+

2

2

2-

3-

2+

2

2+

2-

2-

Таджикистан

2

2-

2-

2+

1

2

2

2

2-

1

2

2-

2-

1

1

Туркменистан

1

1

1

2-

1

1

1

1

1

1

1

2-

1

1

1

Узбекистан

2

1

2

2

1

2+

2-

2

1

3-

1

2

1

1

1

Южное и Восточное Средиземноморье

Египет

2

2

2+

3

1

2+

1

2

2+

2-

2+

2+

2-

2

2+

Иордания

2

2+

3-

3+

2+

3

2-

2+

3-

2

3

2+

2+

2

2

Марокко

2+

3-

3-

3+

2-

2

2+

3

3-

2

3

3-

2+

2+

3

Тунис

3-

3+

3-

3

2

2

2

2+

2+

2+

2+

2+

2

2-

2+

Зеленый фон означает позитивную динамику в стране/секторе.
Оранжевый фон означает негативную динамику в стране/секторе.

ИСТОЧНИК: ЕБРР.

ПРИМЕЧАНИЕ. Показатели переходного процесса оцениваются по шкале от 1 до 4+, где 1 означает полное или почти полное отсутствие изменений по сравнению с жесткой системой плановой экономики, а 4+ соответствует уровню промышленно развитых стран с рыночной экономикой. Данные с подробной разбивкой по каждому направлению реформ см. в методических примечаниях в настоящем разделе.  Позитивная или негативная динамика в стране/секторе обозначена цветовым фоном (зеленый фон означает, что в истекшем году наблюдались позитивные тенденции, оранжевый – негативные). Показатель устойчивой энергетики также был подвергнут оценке на позитивную или негативную динамику, но ее результаты представлены в таблице S.2 вместе с двумя другими компонентами индекса устойчивого ресурсопользования.

Инфраструктура

Больше всего позитивных сдвигов отмечается в автодорожном секторе. В большинстве случае это говорит о росте интереса к расширенному вовлечению частного сектора в строительство новых дорог и обслуживанию существующей дорожной сети. Так, в Польше подряды на ремонт и реконструкцию региональных дорог продолжают распределяться на конкурсной основе через государственно-частные партнерства (ГЧП). Например, в апреле 2015 года Управление автомобильного и железнодорожного транспорта Нижней Силезии в г. Вроцлаве выставило на конкурс контракт на реконструкцию и обслуживание местных автодорог общей протяженностью от 90 до 315 км в Нижнесилезском воеводстве по схеме ГЧП с оплатой эксплуатационной готовности.

Важные шаги по развитию ГЧП предпринимаются и в менее развитых странах. В Казахстане летом 2015 года был объявлен конкурс с на участие в ГЧП по строительству кольцевой автодороги в г. Алма-Ате. Речь идет о первом проекте ГЧП в Казахстане с тех пор, как в июне 2014 года правительство внесло в законодательство поправки, облегчающие функционирование государственно-частных партнерств. Проект предусматривает сооружение автодороги протяженностью 66 км вокруг крупнейшего города Казахстана на основе 20-летней концессии с оплатой эксплуатационной готовности. Правительство Албании возобновило процедуру привлечения подрядчиков в ГЧП по строительству автодороги Милот-Морин стоимостью 40 млн. евро; подготовка к реализации первого дорожно-строительного проекта в формате ГЧП ведется в Беларуси. Среди других позитивных новостей автодорожного сектора – внедрение новых методов сбора платы за пользование автодорогами в России и Сербии, а также обсуждение планов реструктуризации государственного дорожно-строительного и ремонтного предприятия в Хорватии.

Несколько государств – членов ЕС, а также Сербия, являющаяся кандидатом на присоединение к нему, добились важных успехов в проведении реформ на железнодорожном транспорте. В июле 2015 года началась масштабная реструктуризация государственной железнодорожной компании «Железнице Србие»; в Словакии приватизируется вагонный парк, а в Польше успешно прошли первичное и вторичное размещение акций компании-грузоперевозчика «PKP Cargo». На рынке грузоперевозок в Хорватии тем временем появилось несколько новых участников, включая перевозчиков из Германии, Венгрии и Словакии. Реформы осуществляются и в секторе городского общественного транспорта, включая рост числа частных операторов автобусного сообщения и предприятий по техническому обслуживанию в Венгрии и новую систему сбора платы за пользование автодорогами с операторов большегрузных транспортных средств, которая должна быть внедрена в России к концу 2015 года.

В секторе водопроводно-канализационного хозяйства (ВКХ) картина не столь однородна. Правительство Египта утвердило новую шкалу перерасчета тарифов на услуги ВКХ, рассчитанную на то, чтобы за пять лет довести расценки для коммерческих потребителей до уровня полного покрытия издержек и повысить коэффициент их покрытия тарифами для домохозяйств. Первое повышение тарифов было проведено в июле 2015 года. В Армении за последний год имел место отход от курса на децентрализацию: правительство объявило о своем намерении сосредоточить управление всеми водохозяйственными активами страны в руках одного оператора. Как правило, структурная децентрализация более способствует росту эффективности, так как местные операторы при этом несут прямую ответственность за рациональную организацию своей деятельности. В Армении, однако, главной заботой правительства на ближайшую перспективу являются укрепление дисциплины и борьба с коррупцией. Когда эти задачи будут решены, властям следует подумать о возвращении к более децентрализованной структуре. В Таджикистане тем временем обанкротилась – отчасти изза просчетов в управлении – холдинговая компания, являвшаяся главным поставщиком регионального водоснабжения в стране. Это, однако, можно рассматривать и как шанс для перестройки руководства и управления большинством водохозяйственных предприятий страны, что могло бы (при условии внедрения надлежащей практики) позволить существенно улучшить механизмы оказания услуг ВКХ.

Корпоративный сектор

В последние годы в корпоративном секторе экономики стран региона было трудно найти признаки ощутимого прогресса. Реформы корпоративного сектора по своей природе носят более постепенный характер, и их экономический эффект становится очевидным через более длительное время. Тем не менее за последний год в нескольких странах были предприняты шаги по улучшению делового климата и привлечению инвестиций. Хорошим примером является Албания, где проведены конкретные реформы, призванные облегчить регистрацию новых предприятий и передачу собственности, и предпринимаются целенаправленные усилия по сокращению масштабов неформального сектора экономики. В Египте за тот же период были приняты и ратифицированы важные поправки к национальному закону об инвестициях, позволившие лучше защитить интересы инвесторов и рационализировать действующие процедуры путем создания механизма «одного окна». Были также усовершенствованы процедуры урегулирования споров между инвесторами.

Процессы приватизации в телекоммуникационном секторе развивались неоднозначно. В Словакии бывшая государственная монополия «Slovak Telekom» была полностью приватизирована, а все ее акции, остававшиеся в собственности государства, были проданы компании «Deutsche Telekom»; в то же время в Словении попытка продажи государственного оператора «Telekom Slovenije» потерпела неудачу, что негативно повлияло на интерес инвесторов к данному сектору.

Финансовый сектор

Финансовый сектор во многих странах попрежнему ощущает на себе последствия кризисов, пережитых регионом в последние годы, и не всегда успешно справляется с грузом невозвратных кредитов, как унаследованных от прошлого, так и накопленных за последнее время. Однако за истекший год в этой области наметились явные сдвиги к лучшему благодаря усилиям по оздоровлению банковской системы и повышению ее устойчивости к дальнейшим потрясениям.

Наиболее заметный прогресс имел место на Украине, где с 2014 года было закрыто более 50 банков, отличавшихся непрозрачной структурой собственности, чрезмерным кредитованием аффилированных структур, слабостью управления и корпоративного руководства. Однако финансовое положение украинских банков попрежнему серьезно страдает изза резкой девальвации гривны и роста кредитных рисков в условиях охватившей страну глубокой рецессии. Для повышения жизнестойкости банковского сектора проводится рекапитализация банков и принят ряд важных нормативных актов, включая правила кредитования аффилированных заемщиков.

Если говорить о других странах, то глубокие преобразования проводятся как на Кипре, где принятие нового закона о несостоятельности и отчуждении заложенного имущества должно способствовать решению серьезной проблемы неплатежей по кредитам, так и в Словении, где предпринимаются шаги по консолидации банковского сектора и подготовке к приватизации. Банковская система Таджикистана также ощущает на себе растущее бремя невозвратных кредитов. В свою очередь Грузия подвергается критике международных финансовых учреждений в связи с законопроектом о банковском надзоре, согласно которому функции центрального банка по надзору за финансовым сектором планируется передать другому учреждению. В сентябре 2015 года парламент Грузии одобрил этот законопроект вопреки президентскому вето, посеяв сомнения относительно независимости и качества банковского надзора в Грузии в предстоящий период. Самые неутешительные в региональном масштабе события развернулись в банковском секторе Молдовы, где в результате широкомасштабной аферы в трех крупных банках из системы были выведены средства на сумму до 1 млрд. долл. США (около 13% ВВП страны). Это вновь заострило внимание на таких серьезных проблемах банковского сектора Молдовы, как слабость корпоративного управления и недостаток прозрачности.

Ряд изменений, произведенных в Египте, могут способствовать улучшению институциональной среды для финансирования ММСП. Частное египетское кредитное бюро I-Score, специализирующееся на информационном обеспечении МСП и потребителей, сформировало отдельное подразделение, которое с 2016 года будет публиковать кредитные рейтинги малых и средних предприятий. В сотрудничестве с местными банками правительство Египта также ведет работу по созданию механизмов «одного окна», с помощью которых можно будет получать регистрационные услуги одновременно с доступом к заемным средствам. Это может оказаться особенно полезным, учитывая масштабы неформальной экономики. Кроме того, в 2014 году в стране был принят закон о микрофинансировании, призванный создать более ясные и определенные условия для деятельности в данном секторе.

В секторе небанковских финансовых учреждений прошедший год ознаменовался принятием в БЮР Македония нового закона о коммерческих операциях, создавшего более благоприятный правовой режим участия международных финансовых учреждений и частных инвестиционных фондов в акционерном капитале предприятий. В БЮР Македония также базируется новая региональная биржевая площадка «SEE Link», предоставляющая участникам фондовых рынков БЮР Македония, Болгарии и Хорватии единую платформу для биржевых операций. В Румынии развитию рынков капитала призван способствовать целый ряд принятых в 2014 и 2015 годах важных изменений к законам и подзаконным актам. Шаг назад в развитии страхового сектора был сделан в Словении, где государство объявило «стратегически важными» ряд страховых компаний и пенсионных фондов, в которых оно намеревается принимать весомое участие. Это сделало перспективы приватизации в данном секторе еще более отдаленными, чем до сих пор.

Энергетика

Как отмечалось в прошлогоднем «Докладе о переходном процессе», 2014 год мог стать переломным с точки зрения реформ в энергетическом секторе после нескольких трудных лет, когда целый ряд стран встали на путь свертывания начатых преобразований. Информация о развитии событий в 2015 году пока подтверждает эти оптимистические предположения. В Египте и Украине правительствами приняты меры по сокращению государственного субсидирования энергетических тарифов, что привело к резкому повышению расценок для потребителей. Хотя подобные меры зачастую не пользуются популярностью у населения, они могут помочь в преодолении крупных бюджетных дефицитов, высвободить государственные средства на другие, более неотложные нужды и способствовать привлечению капиталовложений в данный сектор. В Сербии начался первый этап перестройки корпоративной структуры государственной энергокомпании «EPS», и с января 2015 года рынок розничных поставок электроэнергии домохозяйствам стал полностью открытым. Вместе с тем в энергетическом секторе Венгрии, вслед за целой серией предпринятых в последние годы шагов по административному снижению цен, произошли новые негативные изменения. Фактически, на сегодняшний день расценки на электроэнергию для венгерских домохозяйств стали уже значительно ниже среднеевропейских.

В секторе природных ресурсов наиболее значимые сдвиги за последний год также имели место в Египте и на Украине. В Египте принят целый ряд мер по созданию более стабильных и привлекательных условий для деятельности частных инвесторов: они включают программу реформирования субсидий на топливо, благодаря которой к 2020 году планируется привести цены на нефть и газ в соответствие с мировыми, а также диверсификацию поставок газа изза рубежа путем выхода на международные конкурентные рынки сжиженного природного газа. На Украине в контексте переговоров, которые страна ведет с международными кредиторами, развернулась широкомасштабная реформа газовой отрасли. Украинские власти уже сделали ряд решительных шагов в этом направлении: взятый ими жесткий курс на реформы призван помочь сектору в преодолении коррупционных скандалов. Эти первые шаги включают меры по устранению недостатков в управлении государственной компанией «Нафтогаз» и сокращению субсидий конечным пользователем.

Устойчивое ресурсопользование: новый подход к измерению показателей

Устойчивое ресурсопользование – залог успеха при переходе к рыночной экономике. В 2013 году ЕБРР провозгласил свою Инициативу в области устойчивого ресурсопользования, цель которой – способствовать эффективному потреблению энергии, воды и других сырьевых материалов. В «Докладе о переходном процессе» за этот год представлены два новых показателя, характеризующие устойчивость водопользования и рачительное использование сырьевых материалов; при этом также были обновлены ранее выставленные баллы за переход к устойчивой энергетике (позитивная/негативная динамика). Хотя эти три показателя различаются по своей структуре, в интересах последовательности в их основу положены одни и те же ключевые принципы и основные критерии (подробнее см. в методических примечаниях к онлайн-версии настоящего «Доклада о переходном процессе»). Все три новых показателя оцениваются по традиционной шкале от 1 до 4+.

В таблице S.2 приводятся баллы, выставленные по упомянутым показателям. При взгляде на нее можно сразу отметить два общих момента. Во-первых, это довольно низкий средний уровень оценок: в основном от 1 до 2+ (за исключением государств Центральной Европы и Балтии (ЦЕБ), у которых самый низкий балл составляет 3-). Это говорит о том, что в других странах региона помимо ЦЕБ, как правило, существует большое отставание в части устойчивого ресурсопользования, особенно в таких областях, как водосбережение и эффективное расходование сырьевых материалов. В сущности показатели по водным и другим материальным ресурсам тесно смыкаются друг с другом, расходясь более чем на один-два пункта лишь в немногих странах. Сильнее всего отстают страны Восточной Европы и Кавказа (ВЕК), Центральной Азии и ЮВС, что соответствует упомянутой выше общей тенденции, характеризующей другие показатели переходных процессов.

Вовторых, на всех трех направлениях ИУР отмечаются серьезные сбои рыночных механизмов, позволяющие предположить, что достигнутые улучшения обусловлены главным образом принимаемым законодательством. Это особенно относится к проектам в области устойчивого водопользования и рециркуляции, не учитывающим себестоимость водных ресурсов и издержки, связанные с деградацией окружающей среды, в результате чего эти соображения часто выпадают из поля зрения предприятий и государственных органов.

Дальнейший анализ трех вышеупомянутых показателей позволяет сделать еще целый ряд интересных выводов.

Таблица S.2

Нерешенные задачи переходного процесса в рамках Инициативы
в области устойчивого ресурсопользования (ИУЭ) в 2015 году: общие оценки
ИУР
Эффективность
использования
водных ресурсов
Эффективность
использования
материалов
Устойчивая
энергетика

Центральная Европа и государства Балтии

Хорватия

3

3

3-

Эстония

3

3+

3-

Венгрия

3+

3+

3

Латвия

3+

3

3+

Литва

3

3+

3+

Польша

3

3

3

Словакия

3+

3+

3

Словения

3

3

3+

Юго-Восточная Европа

Албания

2

2

3+

Босния и Герцеговина

2+

2

2

Болгария

3-

3-

3-

Кипр

3-

2+

3-

БЮР Македония

2

2

2+

Греция

3-

3-

4-

Косово

2-

2

2-

Черногория

2+

2+

2

Румыния

3-

3-

3+

Сербия

2

2+

2+

Турция

2+

3-

3

Восточная Европа и Кавказ

Армения

2

2-

3-

Азербайджан

2-

2

2+

Беларусь

2

2+

2

Грузия

2-

2-

3-

Молдова

2

2

2+

Украина

2

2

2+

Россия

3-

3-

2

Центральная Азия

Казахстан

2

1

2-

Киргизская Республика

2-

1

2

Монголия

2+

1

2

Таджикистан

1

1

2+

Туркменистан

1

1

1

Узбекистан

2-

1

2-

Южное и Восточное Средиземноморье

Египет

2-

2-

2+

Иордания

2

2

2+

Марокко

2+

2

3

Тунис

2+

2+

3-

ИСТОЧНИК: ЕБРР.

ПРИМЕЧАНИЕ. Приводимые в этом году показатели устойчивого водопользования и рационального использования материалов являются новыми; в отношении показателя устойчивой энергетики применен метод динамического отображения, аналогичный тому, который применялся в других секторальных оценках. В семи случаях была отмечена положительная динамика, а в одном – отрицательная, что обозначено в таблице, соответственно, зеленым и оранжевым фоном: Латвия и Литва успешно продвигаются к поставленным целям в области освоения возобновляемых источников энергии и, возможно, достигнут их досрочно, т. е. до 2020 года. Польша также добивается успехов в деле принятия и осуществления на национальном уровне положений, содержащихся в директивах ЕС. В БЮР Македония были усовершенствованы процедуры конкурсных торгов по подрядам на сооружение и эксплуатацию гидроэлектростанций и все шире внедряются технологии возобновляемой энергетики. Позитивные сдвиги отмечаются и в Сербии, где принят новый закон об энергетике, открывающий возможности привлечения инвестиций в устойчивое развитие энергетического сектора. Принимая в 2013 году свою концепцию «зеленой экономики», Казахстан тем самым обязался сделать экологическую устойчивость важной целью государственной политики, а в Египте более действенные стимулы для капиталовложений в развитие устойчивой энергетики создаются путем введения дифференцированных льготных тарифов и повышения платы за электроэнергию. Негативный прогноз для Албании отражает нерешительность правительства в вопросе о принятии и заимствовании ключевых законодательных положений об устойчивой энергетике, а также ухудшение условий коммерческой деятельности владельцев гидроэлектростанций.

Нерешенные задачи в области устойчивой энергетики

Данные о предыдущих оценках по этому показателю позволяют проследить за развитием ситуации в различных частях региона с переходной экономикой. Хотя прогресс в освоении возобновляемых источников энергии – одной из составляющих индекса устойчивой энергетики – был наиболее выраженным в регионе ЦЕБ и некоторых странах Юго-Восточной Европы (ЮВЕ), обращает на себя внимание то, что он замедлился – а местами даже обратился вспять – в государствах – членах ЕС и странах-кандидатах. Причиной этого могли стать финансовые проблемы правительств, которые в новых условиях поспешили пересмотреть свои инициативы по поддержке возобновляемой энергетики (что было сделано в Румынии) или вовсе отказаться от них (что сделала Болгария). Во многих случаях это отрицательно повлияло на эксплуатацию уже готовых объектов, учитывая, что принятые меры применяются задним числом.

Правительства ряда других государств региона ищут в возобновляемых источниках энергии решение проблемы энергетического дефицита. Интересно отметить, что в некоторых странах ЮВС (в частности, в Иордании) конкурсное размещение подрядов на поставку энергии солнечных и ветровых генераторов позволило снизить расценки до уровня, при котором они становятся более выгодными, чем у обычных электростанций, работающих на ископаемом топливе. Однако типичным для большинства стран, не входящих в ЕС, на фоне некоторых успехов в принятии базового законодательства, является отсутствие существенного прогресса в разработке и применении всех необходимых подзаконных актов. Результатом этого являются довольно скромные итоговые показатели.

Что касается энергоэффективности, то тарифы на энергию в жилищном секторе редко отражают ее себестоимость. В некоторых странах с переходной экономикой энергоснабжение либо остается практически бесплатным, либо отмечается низкая собираемость платежей. Даже там, где расценки отражают себестоимость (или приближаются к этому), а платежи поступают исправно, уровень развития рынков капитала не достаточен для привлечения средств, позволяющих финансировать дальнейшее повышение эффективности. Некоторый прогресс, однако, становится возможным благодаря совершенствованию механизмов регулирования (включая установление минимальных требований к строительству и производственным технологиям) и усилению рыночных стимулов (включая тарифы, обеспечивающие покрытие издержек, а также снижение потерь при распределении и коммерческих убытков). Некоторые успехи достигнуты в создании национальных/региональных рынков углеродных квот, хотя цены выбросов CO2/ставки налога на эмиссию углерода, установленные в рамках экспериментальных проектов в этой сфере (таких, как проекты в Казахстане и на Украине, получавшие от ЕБРР консультативную поддержку и техническое содействие) оказались слишком низкими для того, чтобы реально воздействовать на поведение участников рынка.

Нерешенные задачи в области эффективного водопользования

Целый ряд стран (а также регионов в некоторых странах) страдают от нехватки воды. Выявление этой проблемы может быть непростой задачей. При анализе, принимающем за точку отсчета не государственные границы, а границы речных бассейнов, возникает сложная картина, в рамках которой целый ряд регионов оказываются неблагополучными и/или уязвимыми с точки зрения водоснабжения2. В частности, данный показатель демонстрирует отсутствие заметной корреляции между числом баллов, полученных за переход к эффективному водопользованию, и нехваткой/уязвимостью водоснабжения. Иными словами, проблемы с поставками воды или доступом к ней ощущаются недостаточно остро для того, чтобы вызвать надлежащее изменение в законодательстве и рыночных стимулах. Такое положение может быть следствием нескольких факторов, включая: i) необходимость международной координации действий в некоторых речных бассейнах; ii) значительные размеры требуемых инвестиций и трудность установления таких расценок на услуги водоснабжения и канализации, которые позволили бы финансировать подобные капиталовложения; iii) наличие серьезных внешних факторов – не только экологических, но и таких, как равнонаправленные стимулы, асимметричность информации и дополнительные издержки, характерные для новых начинаний.

Главным залогом прогресса в этой области является принятие и применение жестких законодательных положений, которые для стран ЕС облечены в форму Рамочной директивы о водных ресурсах. Она рассматривается как эталон с методологической точки зрения и как образец для других законодательных актов на сходные темы (таких, как Директива о сточных водах, Директива о питьевой воде и Комплексная директива о предупреждении и контроле загрязнения). В странах региона, не входящих в ЕС, вопросы водопользования регулируются лишь в весьма ограниченных пределах, при первоочередном внимании к качеству и доступности воды, используемой для питья и орошения, которая, как правило, составляет до 80% всей потребляемой воды. В части рыночных механизмов многое еще необходимо сделать для того, чтобы довести тарифы на водоснабжение, канализацию и водоотбор до уровней, обеспечивающих покрытие издержек. Существуют также проблемы перекрестного субсидирования (сельскохозяйственного производства и, в меньшей степени, домашних хозяйств) и неплатежей, процент которых в странах Центральной Азии и в регионе ВЕК нередко превышает 60%. Доступ к канализационной сети обычно имеет значительная часть городского населения, чего нельзя сказать о существенной доле населения и предприятий в сельских районах.

Нерациональное использование сырьевых материалов

При анализе проблем нерационального использования сырьевых материалов на предмет выработки и проведения надлежащей политики следует руководствоваться принципом «иерархии отходов», как это делают государства – члены ЕС согласно Рамочной директиве об отходах. В странах Центральной Азии, ВЕК, а также в некоторых государствах ЮВС общепринятой практикой является сброс всех, или по крайней мере большинства (как например, в Армении) отходов на неконтролируемые свалки. Процент рециркуляции при этом часто близок к нулю.

В государствах – членах ЕС и в большинстве стран-кандидатов на присоединение к нему приняты обязательные в Европейском союзе рамочное законодательство и подзаконные акты (касающиеся упаковки, а также утилизации старых автомобилей, электронной аппаратуры и аккумуляторных батарей), которые в некоторых случаях позволяют успешно достигать поставленных целей. Трудности, как правило, возникают на стадии осуществления: типичным примером является продолжающееся использование мусорных свалок и мест нелегального захоронения отходов. В Болгарии, например, на полигоны для захоронения вывозится 100% городского мусора – несмотря на то, что согласованный в рамках ЕС целевой показатель предусматривает обеспечение к 2020 году рециркуляции 50% таких отходов. В других странах стремление оградить интересы отраслей, имеющих общегосударственное значение, вызывает перекосы в правоприменительной практике. Так, в Эстонии, где 73% всех неопасных отходов образуются при добыче сланцевой нефти, соответствующее регулирование для нефтяной отрасли не предусмотрено.

В странах ЮВС проблема отходов, как правило, считается менее первоочередной, чем водоснабжение и энергетика, изза чего эти страны либо отстают от других в принятии всеобъемлющего рамочного законодательства об отходах (как Египет и Иордания), либо не выделяют достаточных ресурсов на эффективное применение действующих положений (как Тунис и Марокко). Значительная доля работ, связанных с повторным использованием и рециркуляцией различных материалов, выполняется в неформальном секторе, чаще всего в весьма небезопасных и антисанитарных условиях. В то же время отсутствие надлежащей производственно-сбытовой цепи, способной обеспечивать стабильное поступление отходов на переработку, затрудняет внедрение коммерческих стратегий повторного использования/рециркуляции, порой побуждая компании прибегать к импорту отходов вместо того, чтобы использовать отходы местного происхождения.

Нерешенные задачи вовлеченности: молодежь и гендер

В 2015 году значения используемых ЕБРР показателей вовлеченности молодежи и гендерной инклюзивности подверглись новой оценке, которая впервые была распространена и на Грецию. При этом анализ по такому показателю, как вовлеченность молодежи, проводился расширенно, с использованием свежей информации. Были добавлены параметры, позволяющие определить, в какой степени структурные аспекты трудового рынка отражаются на занятости молодежи, в частности, с учетом нормативных актов, регулирующих рынок труда, ограничений коммерческого характера, простоты процедур регистрации предприятий и процентной доли налогов и отчислений на персонал в прибыли компаний (по данным, полученным из докладов Всемирного банка «Enterprise Survey 2014» и «Doing Business Report 2015»). Показатели занятости молодежи также были дополнены данными о хронической безработице, занятости в неформальном секторе и трудоустройстве без необходимых гарантий, а также о проценте безработицы среди бывших учащихся/выпускников учебных заведений (по данным Всемирной организации труда (МОТ) и Всемирного банка за 2014 год).

Полученные оценки приведены в таблице S.3. Они со всей очевидностью указывают на проблемы, с которыми сталкивается молодежь, впервые выходящая на трудовой рынок, во многих частях региона с переходной экономикой. В Боснии и Герцеговине, БЮР Македония и Греции в рядах безработных находится более половины трудоспособной молодежи (в возрасте от 15 до 24 лет); показатель молодежной безработицы превышает 40% также в Черногории и Сербии. Во всех странах региона ЮВС он остается на уровне 30%, причем большинство безработной молодежи составляют лица, так и не сумевшие трудоустроиться после получения образования. Свыше 80% молодых безработных в Египте не работают более 12 месяцев. Одновременно в странах ЮВС отмечается один из самых высоких уровней экономической пассивности населения, при котором треть молодых людей «не работают и не занимаются получением образования или специальности».

Парадоксальным образом, высокий процент безработных нередко отмечается на фоне повсеместной нехватки квалифицированных кандидатов на имеющиеся вакансии низового уровня, что говорит о структурных несоответствиях на рынке труда (т. е. о том, что структура спроса на трудовые ресурсы не совпадает со структурой их предложения). В целях анализа данной проблемы показатель вовлеченности молодежи был дополнен новым параметром, характеризующим несоответствие спроса и предложения различных специальностей. Соответствующие оценки этих разрывов основываются на публикуемых МОТ ключевых показателях трудового рынка (КПТР: данные за 2012 год и последние цифры) и характеризуют два типа структурных несоответствий (при этом данные об успеваемости используются в качестве косвенного показателя полученной квалификации). К первому типу относятся несоответствия между востребованностью и предложением квалифицированной рабочей силы; за основу здесь принимается сопоставление показателей учебы у безработных и трудоустроенных. Ко второму типу относится несоответствие профессиональных навыков молодых людей тем, которые требуются их работодателям. Учитывается также показатель, характеризующий то, насколько дефицит работников нужных специальностей воспринимается предприятиями как фактор, затрудняющий их деятельность (с использованием данных пятого Обследования состояния деловой среды и результатов деятельности предприятий [BEEPS V]).

Наиболее серьезные структурные диспропорции на рынке труда наблюдаются в странах ЮВС, Турции, Румынии и Киргизской Республике, где высокий процент молодежи, не имеющей полноценного образования, сочетается с ростом безработицы среди выпускников учебных заведений, дополнительно акцентируя сложность проблем, стоящих перед этими странами (см. таблицу S.3, столбец 5). Особую проблему эти несоответствия представляют для Египта и Иордании, где почти 50% работодателей считают низкий уровень образования работников «серьезным» препятствием для деятельности их компаний. Практически во всех других станах, по которым имеются данные, структурные несоответствия находятся на среднем уровне (за исключением Эстонии, где их уровень невысок). Эти результаты в целом согласуются с данными об отставании по качеству обучения, которое является значительным в большинстве стран ЮВС (а также в Азербайджане, Киргизской Республике, Румынии и Украине) и средним в большинстве других государств (исключая Эстонию, Грузию и Словению, где оно невелико); это указывает на необходимость перестройки учебных программ и методов преподавания, а также более эффективной организации производственного обучения с учетом потребностей частного сектора.

Наконец, в Сербии и Турции отмечаются признаки улучшения ситуации в области расширения доступа молодежи к финансовым услугам. Помимо этого, однако, показатель финансовой вовлеченности в целом снизился по сравнению с прошлым годом в связи с добавлением такого нового параметра, как процент молодых людей, хранящих сбережения в формальных финансовых учреждениях. Данные, характеризующие вовлеченность молодежи применительно к структуре трудового рынка, существенно не изменились, если не считать повышения оценок для Болгарии и Иордании и снижения оценки для Киргизской Республики изза более низкого балла за упрощение процедур регистрации предприятий (согласно докладу Всемирного банка «Doing Business» за 2015 год).

Пересмотру и обновлению в 2015 году подверглись также оценки за гендерную инклюзивность; здесь были добавлены показатели по большинству аспектов, связанных с усилением внимания к социальным нормам и социальной активности женщин, их участию в принятии решений по вопросам занятости, бизнеса и управления, а также по числу женщин, заканчивающих учебные заведения по научно-техническим, инженерным и математическим специальностям. Полученная в результате этого оценка по гендерному параметру (см. таблицу S.4) указывает на наличие среднего или значительного отставания в области правовых и социальных норм у стран региона ЮВС, а также на увеличение такого отставания с небольшого до среднего в некоторых частях Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии. Отставание в области образования и профессионально-технического обучения увеличилось до среднего в странах Центральной Европы и некоторых государствах Центральной Азии (а именно в Киргизской Республике, Монголии и Узбекистане); вместе с тем по таким параметрам, как доступ к финансовым ресурсам, политика и практика в сфере трудовых отношений ситуация во всех регионах в целом осталась прежней.

Таблица S.3

Нерешенные задачи по вовлечению молодежи в 2015 году

Структура рынка труда

Занятость молодежи

Количественные
показатели образования

Качественные показатели
образования

Спрос/
предложение специальностей

Вовлеченность
в финансовую жизнь

Центральная Европа и государства Балтии

Хорватия

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Эстония

Небольшие

Средние

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Венгрия

Средние

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Латвия

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Небольшие

Литва

Средние

Средние

Незначительные

Средние

Средние

Большие

Польша

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Словакия

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Большие

Словения

Средние

Средние

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Юго-Восточная Европа

Албания

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Данные отсутствуют

Небольшие

Босния и Герцеговина

Средние

Большие

Средние

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Болгария

Средние

Средние

Средние

Средние

Средние

Средние

Кипр

Небольшие

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

БЮР Македония

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Средние

Средние

Греция

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Косово

Небольшие

Большие

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Средние

Небольшие

Черногория

Небольшие

Большие

Незначительные

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Румыния

Средние

Большие

Небольшие

Большие

Большие

Небольшие

Сербия

Средние

Большие

Средние

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Турция

Средние

Большие

Средние

Средние

Большие

Средние

Восточная Европа и Кавказ

Армения

Небольшие

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Небольшие

Азербайджан

Средние

Большие

Средние

Большие

Данные отсутствуют

Средние

Беларусь

Средние

Небольшие

Небольшие

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Грузия

Небольшие

Большие

Средние

Небольшие

Данные отсутствуют

Средние

Молдова

Средние

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Небольшие

Украина

Средние

Средние

Небольшие

Большие

Средние

Небольшие

Россия

Средние

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Центральная Азия

Казахстан

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Киргизская Республика

Небольшие

Большие

Небольшие

Большие

Большие

Средние

Монголия

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Данные отсутствуют

Небольшие

Таджикистан

Средние

Большие

Средние

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Средние

Туркменистан

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Незначительные

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Небольшие

Узбекистан

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Большие

Южное и Восточное Средиземноморье

Египет

Средние

Большие

Большие

Большие

Большие

Средние

Иордания

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Большие

Средние

Марокко

Средние

Большие

Большие

Большие

Данные отсутствуют

Большие

Тунис

Средние

Большие

Средние

Большие

Большие

Небольшие

Страны для сравнения

Франция

Средние

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Германия

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Небольшие

Небольшие

Италия

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Средние

Большие

Швеция

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Соединенное Королевство

Небольшие

Средние

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

ИСТОЧНИК: ЕБРР.

ПРИМЕЧАНИЕ. Изменения методологии коснулись следующих областей: структура трудового рынка, уровень и качество образования, финансовая вовлеченность и занятость молодежи (ранее – «возможности для молодежи»). Подробные данные см. в методических примечаниях в настоящем разделе.
.

Таблица S.4

Нерешенные задачи в сфере гендерной инклюзивности в 2015 году

Правовые и социальные нормы

Доступ
к услугам здраво-
охранения

Образование и обучение

Трудовые отношения: политика

Трудовые отношения: практика

Занятость и владение компаниями

Доступ к финансовым ресурсам

Центральная Европа и государства Балтии

Хорватия

Небольшие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Эстония

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Венгрия

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Латвия

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Литва

Небольшие

Небольшие

Средние

Незначительные

Средние

Средние

Средние

Польша

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Словакия

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Словения

Небольшие

Незначительные

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Юго-Восточная Европа

Албания

Средние

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Средние

Большие

Средние

Босния и Герцеговина

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Средние

Большие

Средние

Болгария

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Небольшие

Кипр

Небольшие

Данные отсутствуют

Незначительные

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Средние

Небольшие

БЮР Македония

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Большие

Средние

Большие

Греция

Большие

Данные отсутствуют

Небольшие

Средние

Большие

Большие

Средние

Косово

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Данные отсутствуют

Большие

Черногория

Небольшие

Средние

Незначительные

Средние

Большие

Большие

Средние

Румыния

Небольшие

Средние

Небольшие

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Сербия

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Турция

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Большие

Большие

Большие

Восточная Европа и Кавказ

Армения

Средние

Средние

Небольшие

Незначительные

Большие

Средние

Средние

Азербайджан

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Большие

Большие

Большие

Беларусь

Небольшие

Небольшие

Средние

Средние

Большие

Небольшие

Средние

Грузия

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Большие

Средние

Небольшие

Молдова

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Большие

Небольшие

Небольшие

Украина

Небольшие

Небольшие

Средние

Небольшие

Большие

Средние

Средние

Россия

Небольшие

Небольшие

Незначительные

Средние

Большие

Средние

Средние

Центральная Азия

Казахстан

Средние

Средние

Незначительные

Средние

Средние

Средние

Средние

Киргизская Республика

Средние

Средние

Средние

Средние

Большие

Средние

Небольшие

Монголия

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Большие

Небольшие

Небольшие

Таджикистан

Средние

Средние

Средние

Небольшие

Большие

Большие

Большие

Туркменистан

Средние

Средние

Данные отсутствуют

Средние

Большие

Средние

Большие

Узбекистан

Средние

Средние

Средние

Средние

Большие

Большие

Большие

Южное и Восточное Средиземноморье

Египет

Большие

Средние

Средние

Средние

Большие

Большие

Большие

Иордания

Большие

Средние

Средние

Средние

Большие

Большие

Большие

Марокко

Средние

Большие

Большие

Средние

Большие

Большие

Большие

Тунис

Средние

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Большие

Большие

Страны для сравнения

Франция

Небольшие

Небольшие

Средние

Средние

Средние

Средние

Средние

Германия

Незначительные

Небольшие

Средние

Незначительные

Средние

Средние

Небольшие

Италия

Небольшие

Незначительные

Небольшие

Небольшие

Средние

Средние

Большие

Швеция

Незначительные

Незначительные

Средние

Незначительные

Небольшие

Небольшие

Небольшие

Соединенное Королевство

Средние

Небольшие

Средние

Небольшие

Средние

Средние

Небольшие

ИСТОЧНИК: ЕБРР.

ПРИМЕЧАНИЕ. Изменения методологии коснулись следующих областей: правовое регулирование и социальные нормы, доступ к услугам здравоохранения, образование и профессионально-техническое обучение, практика в сфере трудовых отношений, занятость и предпринимательство и доступ к финансовым ресурсам. Подробные данные см. в методических примечаниях в настоящем разделе.

Библиография

F. Gassert, P. Reig, T. Luo and A. Maddocks (2013)
“A weighted aggregation of spatially distinct hydrological indicators”, World Resources Institute working paper.

Методические примечания

Показатели состояния переходного процесса по секторам

(см. таблицу S.1»)
Показатели состояния переходного процесса (в баллах) по отдельным секторам отражают мнение экономического департамента ЕБРР о продвижении по пути реформ в конкретных секторах и масштаб имеющихся «пробелов» или нерешенных задач переходного процесса. Оценки выставляются по балльной шкале от 1 до 4+ исходя из оценки масштабов нерешенных задач по двум компонентам: структура рынка и рыночные механизмы и принципы. Оценки по этим компонентам выставляются на основании либо находящихся в открытом доступе данных, либо установленных в ходе анализа характеристик рыночной структуры и механизмов. Исходя из результатов проведенного анализа сохраняющиеся в переходном процессе пробелы в формировании рыночной структуры и механизмов ранжируются по четырем позициям («незначительные», «небольшие», «средние», «большие»). Итоговые балльные оценки выставляются с учетом масштабов этих пробелов, а также на основании базовой информации. В таблице N.1.1.1 указаны ориентировочные диапазоны для тех случаев, когда оценки этих двух компонентов совпадают; однако из этого правила могут делаться исключения.

Таблица N.1.1.1

Точки отсечения переходного процесса
Точки отсечения
Пробелы в переходном процессе (РС/РМ) Потенциальные оценки
Большие/большие от 1 до 2+
Средние/средние от 2+ до 3+
Небольшие/небольшие от 3+ до 4
Незначительные/незначительные 4+

В приведенных ниже таблицах применительно к каждому сектору указаны весовые значения каждого из двух компонентов (рыночная структура и рыночные механизмы и принципы), критерии, применяемые в каждом случае (и их весовые значения), а также показатели и источники данных, учитываемые при формировании итоговой оценки. По корпоративному и финансовому секторам и оценке показателей вовлеченности в таблице приводятся конкретные источники. Оценка нерешенных задач в энергетических секторах основывается на сопоставлении фактических данных и информации об энергетическом секторе (нефть, газ, добыча угля, электроэнергетика), в том числе поступающих по каналам других организаций (Международное энергетическое агентство, доклады Европейской комиссии по странам – кандидатам на вступление в ЕС, отраслевые отчеты “Business Monitor International”, Региональная ассоциация энергорегуляторов и т.д.). Оценка по сектору природных ресурсов проводится с разбивкой на подкомпоненты (нефтегазовая и горнодобывающая отрасли); затем оценки агрегируются с весовыми значениями, отражающими место данного подкомпонента в экономике страны. Оценка по инфраструктурным секторам базируется на количественных показателях (например, устанавливаемых в ходе проектов ЕБРР тарифах, гарантирующих безубыточность) и на качественных оценках таких плохо переводимых на язык цифр показателей, как взаимоотношения между муниципальными властями и их коммунальными предприятиями. В качестве источников использовалась собственная информация ЕБРР по реализуемым им инвестиционным проектам, данные сопоставительного межстранового анализа, а также оценки других организаций (в т.ч. Всемирного банка, Европейской комиссии и ОЭСР).

Корпоративный сектор

Таблица N.1.2.1

Оценка задач переходного процесса в агропромышленном секторе
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Либерализация цен и торговли [15%] Соотношение цен производителей и мировых цен на пшеницу (ФАО – GIEWS and PriceSTAT, последние данные)
Простые средние значения тарифов на сельхозпродукцию на условиях РНБ (ВТО, 2013 год)
Номинальная степень поддержки (NRA) сельского хозяйства (в среднем за 2009-2011 гг.) (исследование Всемирного банка по диспропорциям в стимулировании сельского хозяйства, 2013 год)
Членство в ВТО
Развитие частных и конкурентоспособных предприятий АПК [40%] Урожайность пшеницы на 1 га (в среднем за 2010-2012 гг.) (ФАО ProdSTAT, 2014 год)
Средние изменения урожайности пшеницы на 1 га (в период с 2007 по 2012 год). (ФАО ProdSTAT, 2014 год)
Массовые розничные продажи продовольственных товаров в процентах от общего объема розничных продаж продовольственных товаров (БМИ, последние данные)
Наценка за переработку сельхозпродукции (расчеты ЕБРР по данным ЮНИДО, 2013 год)
Степень развития соответствующей инфраструктуры [25%] Инфраструктура железных дорог (показатель ЕБРР) («Доклад о переходном процессе», ЕБРР, 2013 год)
Инфраструктура автомобильных дорог («Доклад о переходном процессе», ЕБРР, 2013 год)
Число используемых тракторов на 100 га обрабатываемых земель (База данных показателей мирового развития Всемирного банка, 2014 год)
Розничные цены на бензин (База данных показателей мирового развития Всемирного банка, 2014 год)
Уровень квалификации [20%] Соотношение процентной доли выпускников вузов по сельскохозяйственной специализации и процентной доли сельского хозяйства в ВВП (расчеты ЕБРР по данным ЮНЕСКО и CEIC, 2014 год)
Добавленная стоимость на одного работника в сельском хозяйстве (База данных показателей мирового развития Всемирного банка, 2014 год)
Рыночные механизмы и принципы [50%] Правовая база регулирования отношений собственности, купли-продажи и залога земли [40%] Купля-продажа земли («Доклад о переходном процессе», ЕБРР, 2009 год, обновлен в 2014 году)
Программы зерновых складских расписок (рабочий документ Инвестиционного центра ФАО, 2009 год)
Строительство складов – получение разрешений на строительство (Всемирный банк, “Doing Business”, 2014 год)
Регистрация собственности (Всемирный банк, “Doing Business”, 2014 год)
Выполнение на практике требований к указанию происхождения продукции, контролю качества и санитарно-гигиеническим нормам [40%] ТС 34 в целом (ИСО, 2014 год)
Соблюдение санитарно-гигиенических норм (оценка ЕБРР, последние данные)
Создание функционирующих систем финансирования сельских регионов [20%] Отношение процентной доли сельскохозяйственных кредитов к процентной доле сельского хозяйства в ВВП (расчеты ЕБРР, последние данные)

Таблица N.1.2.2

Оценка задач переходного процесса в общепромышленном секторе
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [60%] Рыночные цены [20%] Объем субсидий в % от ВВП (последние данные CEIC)
Энергоемкость (База данных показателей мирового развития Всемирного банка, 2013 год)
Конкурентная деловая среда [40%] Простые средние значения тарифов на сельхозпродукцию на условиях РНБ (ВТО, 2014 год)
Индекс Лернера (расчеты ЕБРР на основе данных ЮНИДО, 2010 год)
Приватизация крупных предприятий («Доклад о переходном процессе», ЕБРР, 2013 год)
Производительность труда и эффективность производства [40%] Расходы на НИОКР в % от ВВП (ЮНЕСКО, 2014 год)
Эффективность НИОКР (расчеты ЕБРР на основе данных ВОИС и ЮНЕСКО, 2014 год)
Добавленная стоимость на одного рабочего в производственном секторе (ЮНИДО, 2010 год)
Индекс знаний (Всемирный банк, 2013 год)
Рыночные механизмы и принципы [40%] Содействие в выходе на рынок и уходу с рынка [40%] Открытие предприятия (Всемирный банк, “Doing Business”, 2014 год)
Решение проблем банкротства (Всемирный банк, “Doing Business”, 2014 год)
Процент компаний, считающих необходимость получения разрешений и лицензий серьезным препятствием (ЕБРР и Всемирный банк, 2013 год)
Проведение антимонопольной политики [30%] Показатель «антимонопольная политика» («Доклад о переходном процессе ЕБРР», 2013 год)
Стандарты корпоративного управления и ведения предпринимательской деятельности [30%] Сводный индекс законодательства страны (отдел правовых реформ ЕБРР, 2014 год)
Сертификация по стандартам ИСО (расчеты ЕБРР по данным ИСО и Всемирного банка, 2014 год)
Защита инвесторов (Всемирный банк, “Doing Business”, 2013 год)
Индекс восприятия коррупции (Transparency International, 2013 год)

Таблица N.1.2.3

Оценка задач переходного процесса в секторе недвижимости
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [40%] Достаточное количество качественных активов во всех субсегментах (складские /офисные/торговые помещения/гостиницы) [60%] Количество помещений класса А на душу населения (Colliers, DTZ, King Sturge, CB Richard Ellis, Jones Lang LaSalle)
Количество современных офисных помещений на душу населения (Colliers, DTZ, King Sturge, CB Richard Ellis, Jones Lang LaSalle)
Количество первоклассных торговых помещений на душу населения (Colliers, DTZ, King Sturge, CB Richard Ellis, Jones Lang LaSalle)
Количество гостиничных номеров на душу населения (ВЭФ, индекс конкурентоспособности индустрии путешествий и туризма, 2013 год)
Насыщенность рынка и доля на рынке инновационных строительных технологий [40%] Индекс насыщения рынка (ЕБРР, 2012 год)
Индекс рыночной доли инновационных строительных технологий (ЕБРР, 2012 год)
Рыночные механизмы и принципы [60%] Возможность купли-продажи земли и ее доступность [20%] Доступность земель под промышленное освоение: права аренды (Всемирный банк, 2010 год)
Доступность земель под промышленное освоение: права собственности (Всемирный банк, 2010 год)
Доступ к земле (BEEPS V, 2012 год)
Создание надлежащей законодательной базы для развития сектора недвижимости [30%] Качество первичного законодательства в секторе недвижимости (ЕБРР, 2012 год)
Качество подзаконных актов в секторе недвижимости (ЕБРР, 2012 год)
Показатели эффективности законодательства, регулирующего рынок ипотечного кредитования (ЕБРР, 2014 год)
Наличие и результативность работы механизмов повышения энергоэффективности [10%] Устойчивость механизмов государственной поддержки (ЕБРР, 2012 год)
Адекватность деловой среды в сфере недвижимости [40%] Регистрация недвижимости (Всемирный банк, “Doing Business”, 2014 год)
Получение разрешений на строительство (Всемирный банк, “Doing Business”, 2014 год)
Имущественные права (ВЭФ, индекс конкурентоспособности индустрии путешествий и туризма, 2014 год)
Уровень коррупции при оформлении разрешительной документации на застройку (BEEPS V, 2012 год)

Таблица N.1.2.4

Оценка задач переходного процесса в секторе связи
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Конкуренция и участие частного сектора: мобильная телефонная связь [40%] Распространение услуг связи в сельские районы, определяемое как % населения, получающего сигнал мобильной связи (Всемирный банк, 2014 год)
Число абонентов мобильной связи (Международный союз электросвязи, 2014 год)
Процент частного капитала у действующего оператора мобильной связи (Global Insight, BuddeComm)
Рыночная доля крупнейшего оператора мобильной связи (Business Monitor International, Global Insight, BuddeComm)
Возможность сохранения номера при смене оператора мобильной связи (Business Monitor International, Global Insight, BuddeComm)
Уровень конкуренции в секторе услуг мобильной телефонии (Всемирный банк, 2014 год)
Конкуренция и участие частного сектора: стационарная телефонная связь [20%] Плотность стационарной телефонной связи (Международный союз электросвязи, 2014 год)
Процент частного капитала у действующего оператора стационарной телефонной связи (Business Monitor International, Global Insight)
Рыночная доля крупнейшего оператора стационарной телефонной связи (Global Insight, BuddeComm)
Возможность сохранения номера при смене оператора стационарной связи (Business Monitor International, Global Insight)
Уровень конкуренции в секторе услуг дальней телефонной связи (Всемирный банк, 2014 год)
Число абонентов мобильной и стационарной связи в расчете на одного работника (Всемирный банк, 2009 год)
Рынки информационных
и высоких технологий [40%]
Число пользователей Интернета (Международный союз электросвязи, 2014 год)
Число пользователей Интернета с широкополосным доступом (Международный союз электросвязи, 2014 год)
Объемы международного Интернет-трафика (Всемирный банк, 2014 год)
Уровень конкуренции в секторе Интернет-услуг (Всемирный банк, 2014 год)
Масштабы пиратства (Business Software Alliance, 2011 год)
Рыночные механизмы и принципы [50%] Оценка нормативно-правовой базы [70%] Либерализация рынка (ЕБРР, 2012 год)
Организация и управление сектором (ЕБРР, 2012 год)
Market entry for wired networks and services (EBRD, 2012) нет перевода
Условия выхода на рынок беспроводных сетей и услуг (ЕБРР, 2012 год)
Сборы и налоги в сфере услуг электронной связи (ЕБРР, 2012 год)
Прогресс в формировании информационного общества (ЕБРР, 2012 год)
Готовность страны развивать наукоемкую экономику [25%] Индекс наукоемкой экономики: экономические стимулы (Всемирный банк, 2012 год)
Индекс наукоемкой экономики: инновации (Всемирный банк, 2012 год)
Индекс наукоемкой экономики: образование (Всемирный банк, 2012 год)
Свобода СМИ [5%] Свобода печати («Репортеры без границ», Freedom House, 2014 год)

Энергетика

Таблица N.1.3.1

Оценка задач переходного процесса в электроэнергетике
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [40%] Реструктуризация путем институционального расчленения, разделения и акционирования [33%] Степень акционирования (создание акционерных компаний, улучшение операционной и финансовой деятельности)
Степень разделения объектов генерации, передачи, распределения и снабжения/розничных продаж в юридическом плане
Степень разделения объектов генерации, передачи, распределения и снабжения/розничных продаж в финансовом плане
Степень разделения объектов генерации, передачи, распределения и снабжения/ розничных продаж в операционном плане
Участие частного сектора [33%] Степень участия частного сектора в генерации и/или распределении
Конкуренция и либерализация [33%] Степень либерализации сектора (доступ третьих лиц к сетям на прозрачной и недискриминационной основе)
Возможность для конечных потребителей свободно выбирать своего поставщика
Степень эффективной конкуренции в сфере генерации и распределения
Рыночные механизмы и принципы [60%] Тарифная реформа [40%] Наличие внутренних тарифов, отражающих себестоимость
Наличие перекрестного субсидирования среди потребителей
Степень платежной дисциплины, определяемая показателями собираемости платы и задолженности по ней
Создание надлежащей законодательной базы [20%] Наличие закона об энергетике, обеспечивающего полномасштабную реструктуризацию сектора, создание регулирующего органа
Качество налогообложения и режима лицензирования
Существование и относительная надежность нормативно-правовой базы в области возобновляемой энергетики
Создание независимого регулирующего органа в сфере энергетики [40%] Степень финансовой и операционной независимости регулирующего органа
Уровень стандартов подотчетности и прозрачности

Таблица N.1.3.2.1

Подкомпонент сектора природных ресурсов: нефтегазовая отрасль
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [40%] Реструктуризация путем институционального расчленения и акционирования [40%] Степень разделения различных направлений деятельности по отдельным юридическим лицам (акционерные предприятия)
Наличие отдельного финансового учета для различных направлений деятельности
Степень разделения различных направлений деятельности по отдельным юридическим лицам
Меры, принимаемые с целью улучшения операционной и финансовой деятельности
Участие частного сектора [20%] Степень участия частного сектора в первичных и вторичных отраслях промышленности/ поставках продукции
Конкуренция и либерализация [40%] Степень либерализации сектора (доступ третьих лиц к сетям)
Возможность для конечных потребителей свободно выбирать своего поставщика
Уровень эффективной конкуренции в первичных отраслях/в сфере добычи, поставках продукции и ее сбыте
Рыночные механизмы и принципы [60%] Тарифная реформа и либерализация цен [40%] Наличие тарифов, отражающих себестоимость
Наличие перекрестного субсидирования среди потребителей
Degree of payment discipline as measured by collection rates and payment arrears нет перевода
Создание надлежащей законодательной базы [40%] Наличие закона об энергетике, обеспечивающего полномасштабную реструктуризацию сектора, создание регулирующего органа
Качество налогообложения и режима лицензирования
Степень прозрачности подотчетности по доходам добывающих отраслей (напр., соблюдение требований ИПДО и организации «Публикуй, что платишь»).
Регулятивная структура [20%] Степень финансовой и операционной независимости регулирующего органа
Уровень стандартов подотчетности и прозрачности

Таблица N.1.3.2.2

Подкомпонент сектора природных ресурсов: горнодобывающая отрасль
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Участие частного сектора [40%] Доля частного сектора в деятельности по непосредственной добыче и переработке
Диверсификация системы поставо
Либерализация цен, доступ на рынок и конкуренция [20%] Степень либерализации сырьевых цен
Степень свободного доступа на рынок и свободы торговли
Степень реальной конкуренции в секторе
Степень развития соответствующей инфраструктуры [20%] Наличие и качество железнодорожной, автодорожной и портовой инфраструктуры
Развитие перерабатывающих предприятий
Знания и технологии [20%] Отставание от передового технологического рубежа
Наличие квалифицированной рабочей силы
Степень иностранного участия (передача технологий)
Уровень технических средств охраны окружающей среды, здоровья и труда в отрасли по сравнению с наилучшими имеющимися технологиями
Relative carbon intensity of the sector нет перевода
Рыночные механизмы и принципы [50%] Институциональная база [40%] Независимый орган по регулированию горной добычи
Независимость судебных органов
Ясность и стабильность режима лицензирования и налогообложения, включая выплату роялти
Независимый регулирующий орган в области экологии/социальной проблематики
Создание надлежащей законодательной и нормативной базы [40%] Законодательство (кодекс) о горнодобывающей отрасли: достаточность и качество законодательного и нормативного регулирования
Достаточность и качество режимов лицензирования и налогообложения
Достаточность требований в сфере корпоративного управления и отчетности и их выполнение
Степень прозрачности и подотчетности по доходам добывающих отраслей (напр., соблюдение требований ИПДО и организации «Публикуй, что платишь»)
Индекс коррупции
Законодательная и нормативная база в сфере охраны окружающей среды, здоровья и труда [20%] Объем и качество законодательства по вопросам охраны окружающей среды, здоровья и труда в горнодобывающей отрасли
Достаточность законодательного и нормативного регулирования в сфере экологии (в т.ч. содержания хвостохранилищ и вывоза породы, водоотведения, контроля за стоками и выбросами), обеспечение его реального функционирования
Достаточность требований в сфере обнародования информации и участия общественности, обеспечение их реального выполнения
Достаточность требований в сфере экологии, охраны труда и здоровья населения, обеспечение их реального выполнения
Добровольные рыночные инициативы: наличие и внедрение международных стандартов и рыночных механизмов в сфере охраны окружающей среды, здоровья и труда, использования цианистых соединений и т.п.

Устойчивые ресурсы

Таблица N.1.4.1

Оценка задач переходного процесса в секторе устойчивой энергетики: энергоэффективность (ЭЭ), возобновляемая энергетика (ВЭ) и изменение климата (ИК)
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [67%] Рыночные цены [50%] Качество ценообразования в энергетике: отражающие себестоимость тарифы на электроэнергию для конечного пользователя
Степень соблюдения политики ценообразования: собираемость платы и выставление счетов за электроэнергию
Объемы потерь: потери при передаче и распределении
Качество тарифных механизмов в поддержку развития возобновляемой энергетики (схемы оборотных «зеленых» сертификатов/льготные тарифы/отсутствие поддержки)
Наличие налогов на выбросы углеродосодержащих веществ или механизмов торговли квотами на выбросы
Результаты [50%] Уровень энергоемкости
Уровень углеродоемкости
Доля выработки электроэнергии, приходящаяся на возобновляемую энергетику
Рыночные механизмы и принципы [33%] Законы [25%] Индекс законов «на бумаге» в областях ЭЭ и ВЭ (например, поощряющих использование возобновляемых технологий, обеспечивающих соблюдение минимальных стандартов использования энергии в различных сферах, устанавливающих параметры энергосбережения для различных отраслей, предусматривающих стимулы для достижения установленных целей и наказание за их невыполнение)
Этап создания институциональных структур для выполнения Киотского протокола
Органы [25%] Наличие органов в области ЭЭ или ассоциаций в области ВЭ (независимые органы/подразделения в государственных ведомствах)
Индекс штатов этих органов, их бюджеты, потенциал реализации проектов
Индекс функций этих органов: консультирование правительства, разработка и выполнение директивных документов, финансирование проектов
Принципы деятельности [25%] Индекс развития устойчивой энергетики (УЭ): наличие принципов деятельности в области УЭ, сфера их применения и конкретные задачи
Индекс возобновляемой энергетики: наличие конкретных отраслевых норм в области ВЭ (обязанность развивать ВЭ, лицензирование экологичных производителей энергии, приоритетный доступ к распределительным сетям)
Индекс изменения климата: наличие директивных документов (целевые показатели по выбросам, планы выделения средств)
Проекты [25%] Индекс потенциала реализации проектов в областях ЭЭ, ИК и ВЭ
Количество проектов в областях ЭЭ, ИК и ВЭ
Данные о расходах на проекты в областях ЭЭ, ИК и ВЭ

Таблица N.1.4.2

Оценка задач переходного процесса в секторе устойчивых материальных ресурсов
Компоненты Показатели
Структура рынка [35%] Сборы и налоги на захоронение отходов [50%]
Расширенная ответственность производителя (РОП) [50%]
Рыночные механизмы и принципы [50%] Нормативно-правовая база [33%]
Ответственные институты [33%]
Отраслевые целевые показатели [33%]
Рыночная эффективность [15%]
Материальная производительность в промышленности и сельском хозяйстве [75%]
Тенденция изменения материальной производительности [25%]

Таблица N.1.4.3

Оценка задач переходного процесса в секторе устойчивых водных ресурсов
Компоненты Показатели
Структура рынка [35%] Ценообразование и учет потребления вопроводной и напрямую отбираемой воды [50%]
Ценообразование и мониторинг сбросов в канализацию и водоемы [50%]
Рыночные механизмы и принципы [50%] Нормативно-правовая база [33%]
Ответственные институты [33%]
Целевые показатели и стандарты [33%]
Рыночная эффективность [15%] Производительность водного хозяйства [75%]
Тенденция изменения производительности водного хозяйства [25%]

Инфраструктура

Таблица N.1.5.1

Оценка задач переходного процесса на железнодорожном транспорте
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [60%] Реструктуризация путем институционального расчленения и разделения [33%] Степень акционирования железных дорог
Степень разделения различных направлений деятельности (грузовые и пассажирские перевозки)
Степень выделения непрофильной деятельности
Участие частного сектора [33%] Количество новых частных операторов
Степень приватизации грузовых перевозок и вспомогательных услуг
Конкуренция и либерализация доступа к сетям [17%] Степень либерализации доступа к сетям на недискриминационных принципах
Количество выданных частному сектору лицензий на оказание услуг
Институциональное развитие [17%] Степень внедрения документов, регулирующих добросовестное корпоративное поведение (бизнес-планов, МСФО, АСУ и т.д.)
Степень внедрения стандартов добросовестного корпоративного управления
Степень внедрения передового опыта в сфере учета и менеджмента энергопотребления и (или) энергоэффективности
Рыночные механизмы и принципы [40%] Тарифная реформа [50%] Степень либерализации тарифов в сфере грузовых перевозок
Масштабы внедрения льготных перевозок в качестве социальной нагрузки
Степень внедрения тарифов, покрывающих себестоимость
Степень ликвидации практики перекрестного субсидирования
Создание надлежащей законодательной базы [25%] Наличие стратегии развития железнодорожного транспорта и законодательства о железных дорогах
Создание нормативно-правовой базы [25%] Создание регулирующего органа в сфере железных дорог, определяющего доступ к сетям на недискриминационных принципах
Степень независимости регулирующего органа, уровень стандартов подотчетности и прозрачности
Уровень технических возможностей регулирующего органа по установлению розничных тарифов и регулированию доступа к путевому хозяйству

Таблица N.1.5.2

Оценка задач переходного процесса в автодорожном хозяйстве
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [60%] Реструктуризация путем институционального расчленения и разделения [33%] Степень независимости органов управления автодорожным хозяйством
Степень выделения деятельности по строительству из деятельности по содержанию автодорог и проектно-конструкторской деятельности
Участие частного сектора [33%] Масштабы участия компаний частного сектора в строительстве и содержании автодорог (концессии по типу “строительство, эксплуатация, передача”, контракты на управление или оказание услуг, другие типы государственно-частных партнерств (ГЧП))
Степень децентрализации обязанностей по содержанию местных автодорог
Конкуренция [17%] Индекс правил проведения открытых тендеров на строительство и содержание автодорог
Индекс практики проведения открытых тендеров на строительство и содержание автодорог
Степень приватизации предприятий по строительству и содержанию автодорог
Институциональное развитие [17%] Степень внедрения документов, регулирующих корпоративное поведение (бизнес-планов, МСФО, АСУ и т.д.)
Степень внедрения стандартов добросовестного корпоративного управления
Степень внедрения передового опыта в сфере учета и менеджмента энергопотребления и (или) энергоэффективности
Рыночные механизмы и принципы [40%] Тарифная реформа [50%] Объем расходов на содержание автодорог (должен быть достаточным для поддержания качества государственных автотрасс и дорог)
Введение платы за пользование автодорогами с дифференциацией по типу автотранспортного средства и налогов на автомобильное топливо
Уровень платы за пользование автодорогами (должен быть достаточным, чтобы полностью покрывать как операционные, так и капитальные издержки)
Комплексный индекс платы за пользование автодорогами (с дифференциацией по степени интенсивности пользования автодорогами, степени учета воздействия негативных внешних факторов и т.д.)
Создание надлежащей законодательной базы [25%] Наличие и качество автодорожного законодательства и прочего законодательства в этой сфере
Сфера применения и качество законодательства в области ГЧП
Создание регулирующих механизмов [25%] Степень разделения регулирующих и нормотворческих функций с  функциями управления автодорогами
Потенциал регулирующих органов в вопросах безопасности автодорог, экологических аспектов, ценообразования и конкуренции при строительстве и содержании автодороги т.п.

Таблица N.1.5.3

Оценка задач переходного процесса на городском транспорте
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Децентрализация и акционирование [33%] Степень децентрализации (т.е. передачи контроля от национального на муниципальный или региональный уровень)
Степень акционирования местных коммунальных предприятий в целях обеспечения финансовой дисциплины и улучшения уровня обслуживания, в том числе в небольших муниципальных образованиях
Коммерциализация [33%] Показатели финансовой деятельности (финансовые вопросы не учитываются/в стране имеется несколько финансово устойчивых коммунальных предприятий/для страны характерно прочное финансовое состояние)
Уровень коммерческого инвестиционного финансирования (только в форме грантов/выборочный доступ к коммерческому финансированию/доступ к коммерческому финансированию широко распространен)
Показатели операционной деятельности: прогресс в обеспечении контроля за расходами (реструктуризация трудовой деятельности, контроль за расходами на электроэнергию, снижение потерь в сетях), меры регулирования спроса (установка счетчиков и выставление счетов по ним, выписка электронных билетов), внимание к качеству оказываемых услуг
Участие частного сектора и конкуренция [33%] Сфера применения законодательной базы, институциональная готовность к созданию ГЧП и работе в условиях конкуренции
Масштабы и форма участия частного сектора
Рыночные механизмы и принципы [50%] Тарифная реформа [50%] Степень наличия многоуровневых тарифов и тарифообразование (окупаемость издержек, методики расчета тарифов)
Наличие перекрестного субсидирования среди потребителей
Развитие договорных отношений, институциональной и нормативно-правовой базы [50%] Качество договорных отношений между муниципальными образованиями и операторами коммунальных услуг
Уровень потенциала регулирующего органа и риски вмешательства государства в процесс тарифообразования

Таблица N.1.5.4

Оценка задач переходного процесса в водопроводно-канализационном хозяйстве (ВКХ)
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Децентрализация и акционирование [33%] Степень децентрализации (т.е. передачи контроля с национального на муниципальный или региональный уровень)
Степень акционирования местных коммунальных предприятий в целях обеспечения финансовой дисциплины и улучшения уровня обслуживания, в том числе в небольших муниципальных образованиях
Коммерциализация [33%] Показатели финансовой деятельности (финансовые вопросы не учитываются / в стране имеется несколько финансово устойчивых коммунальных служб /для страны характерно прочное финансовое состояние)
Уровень коммерческого инвестиционного финансирования (только в форме грантов/выборочный доступ к коммерческому финансированию/доступ к коммерческому финансированию широко распространен)
Показатели операционной деятельности: прогресс в обеспечении контроля за расходами (реструктуризация трудовой деятельности, контроль за расходами на электроэнергию, снижение потерь в сетях), регулирование спроса (установка счетчиков и выставление счетов по ним, выписка электронных билетов), внимание к качеству оказываемых услуг
Участие частного сектора и конкуренция [33%] Сфера применения законодательной базы, институциональная готовность к созданию ГЧП и работе в условиях конкуренции
Масштабы и формы участия частного сектора
Рыночные механизмы и принципы [50%] Тарифная реформа [50%] Степень наличия многоуровневых тарифов и тарифообразование (окупаемость издержек, методики расчета тарифов)
Наличие перекрестного субсидирования среди потребителей
Развитие договорных отношений, институциональной и нормативно-правовой базы [50%] Качество договорных отношений между муниципальными образованиями и операторами коммунальных услуг
Уровень потенциала регулирующего органа и риски вмешательства государства в тарифообразование

Финансовые организации

Таблица N.1.6.1

Оценка задач переходного процесса в банковском секторе
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [35%] Уровень конкуренции [43%] Доля активов пяти крупнейших банков («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, Raiffeisen Research и Bankscope, последние данные)
Чистая процентная маржа («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, Bankscope, данные официальной статистики, последние данные)
Отношение накладных расходов к активам («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, Bankscope  и данные официальной статистики, последние данные)
Вид собственности [29%] Доля активов частных банков («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год,  Raiffeisen Research, Bankscope, данные официальной статистики, последние данные)
Доля активов иностранных банков (субъективная разница в расходах на координацию операций между страной происхождения/страной пребывания) («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, данные официальной статистики, оценка ЕБРР, последние данные)
Объем рынка [14%] Отношение активов к ВВП («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, Raiffeisen Research, Bankscope, данные официальной статистики, последние данные)
Мобилизация ресурсов [14%] Отношение объема внутреннего кредитования к активам частного сектора/суммарным активам банковской системы («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год,  национальные статистические данные, последние данные)
Рыночные механизмы и принципы [65%] Создание надлежащей нормативно-правовой базы [40%] Наличие ограничений по выходу на рынок и уходу с рынка (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Нормативы ликвидности (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Другие пруденциальные макро-показатели (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Координация работы надзорных органов стран происхождения/стран пребывания (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Динамичное резервирование как защита от цикличности (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Система страхования вкладов с элементами частного финансирования (оценка ЕБРР, по официальным источникам, последние расчеты)
Применение регулирующих норм [50%] Соблюдение основных Базельских принципов (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Доля нехеджированного кредитования в иностранной валюте частного сектора в общем объеме кредитования частного сектора («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, национальные статистические данные,  последние расчеты)
Надежность банков – отношение собственного капитала к взвешенным объемам рисковых активов (МВФ и национальные статистические данные, последние данные)
Уровень развития/качества банковской деятельности и инструментария (оценка ЕБРР, последние расчеты)
Вклады частного сектора как доля ВВП («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, МВФ и национальные статистические данные, последние данные)
Невозвратные кредиты («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год, МВФ и национальные статистические данные, последние данные)
Стандарты корпоративного управления и ведения предпринимательской деятельности [10%] Доля банков с добросовестным корпоративным управлением (оценка ЕБРР, последние расчеты)

Таблица N.1.6.2

Оценка задач переходного процесса в секторах страхования и других финансовых услуг
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [45%] Объем рынка [60%] Страховые премии (% от ВВП), (UBS, Всемирный банк, ЕБРР, Axco,  национальные ассоциации страховщиков, последние данные)
Премии при страховании жизни (% от ВВП) (UBS, Всемирный банк, ЕБРР, Axco,  национальные ассоциации страховщиков, последние данные)
Премии помимо страхования жизни (% от ВВП) (UBS, Всемирный банк, ЕБРР, Axco,  национальные ассоциации страховщиков, последние данные)
Лизинговый портфель (% от ВВП) (Leaseurope, национальные статистические данные, последние данные)
Доступность услуг страхования (Axco и собственные оценки ЕБРР, последние расчеты)
Размер ипотечной задолженности к ВВП («Банковский обзор ЕБРР», 2014 год)
Тип пенсионной системы (компоненты I, II, III) (Axco)
Отношение пенсионных активов к ВВП (Axco, «Ренессанс Капитал», другие официальные источники, последние данные)
Конкуренция [10%] Доля на рынке трех крупнейших страховых компаний (Axco, ЕБРР, последние данные)
Участие частного сектора [10%] Доля частных фондов страхования в общем объеме страховых премий (UBS, ЕБРР и национальные органы, последние данные)
Уровень квалификации [20%] Число подготовленных специалистов в области страхования (UBS и собственные оценки ЕБРР, последние расчеты)
Рыночные механизмы и принципы [55%] Создание надлежащей нормативно-правовой базы [88%] Наличие частных пенсионных фондов (органы системы социального обеспечения – МАСО)
Законодательство по компоненту II (ОЭСР, Всемирный банк, официальные национальные данные, ЕБРР, последние данные)
Оценка качества надзора за страховым сектором (UBS, ЕБРР, последние расчеты)
Лизинговое законодательство (МФК, ЕБРР и национальные органы, последние данные)
Деловые стандарты [12%] Членство в МАОКС (Международной ассоциации органов контроля за страхованием – МАОКС) Международно аккредитованный актуарный орган (официальные источники)

Таблица N.1.6.3

Оценка задач переходного процесса в секторе рынков капитала
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [60%] Объем рынка [50%] Отношение капитализации фондового рынка к ВВП (Всемирный банк, FESE, FEAS, данные национальной биржевой статистики, 2013 год)
Число котируемых компаний (Всемирный банк,  FESE, FEAS и данные официальной статистики, 2013 год)
Объем биржевого оборота фондовых активов (акции и облигации) в % к ВВП (Всемирный банк, FEAS, ASEA и данные официальной статистики, 2013 год)
Рыночная инфраструктура и ликвидность [50%] Индекс рынка краткосрочных долговых обязательств (обследование ЕБРР за 2014 год)
Индекс государственных облигаций (обследование ЕБРР, 2014 год)
Индекс корпоративных облигаций (обследование ЕБРР, 2014 год)
Коэффициент оборачиваемости (Всемирный банк, FEAS, FESE, 2014 год )
Рыночные механизмы и принципы [40%] Создание надлежащей нормативно-правовой базы [100%] Качество законодательства в сфере рынков ценных бумаг (Обследование состояния правовой реформы, ЕБРР, 2007 год, обследование ЕБРР, 2014 год)
Эффективность законодательства в сфере рынка ценных бумаг (Обследование состояния правовой реформы, ЕБРР, 2007 год, обследование ЕБРР, 2014 год)

Таблица N.1.6.4

Оценка задач переходного процесса в секторе прямых инвестиций (ПИ)
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Конкуренция [35%] Фактическое число управляющих фондами на тысячу компаний (веб-сайты компаний, Prequin, ЕМРЕА и последние данные)
Объем рынка [65%] Разнообразие типов/стратегий фондов (EMPEA, Prequin, Zawya, S&P Capital IQ, Thompson Reuters, Mergermarket, EVCA, расчеты ЕБРР, последние данные)
Активный капитал прямых инвестиций в % от ВВП (EMPEA, Prequin, Zawya, S&P Capital IQ, Thompson Reuters, Всемирный банк,  Mergermarket, EVCA, расчеты ЕБРР, последние данные)
Свободные собственные инвестиционные средства ПИ в % от ВВП (EMPEA, Prequin, Zawya, S&P Capital IQ, Thompson Reuters, Всемирный банк, Mergermarket, EVCA, расчеты ЕБРР, последние данные)
Рыночные механизмы и принципы [50%] Создание надлежащей нормативно-правовой базы [70%] Барьеры, препятствующие участию институциональных инвесторов (ЕБРР, последние расчеты)
Качество законодательства в области рынков ценных бумаг (обследование состояния правовой реформы, ЕБРР, 2007 год)
Эффективность законодательства в области рынков ценных бумаг (обследование состояния правовой реформы, ЕБРР, 2007 год)
Корпоративное управление [30%] Действующая нормативная база (оценка законодательства в области корпоративного управления, ЕБРР , 2007 год)
Права и функции акционеров (оценка законодательства в области корпоративного управления, ЕБРР, 2007 год)
Равное отношение к акционерам (оценка законодательства в области корпоративного управления, ЕБРР, 2007 год)
Обязанности правления (совета директоров) (оценка законодательства в области корпоративного управления, ЕБРР, 2007 год)
Раскрытие информации и прозрачность (оценка законодательства в области корпоративного управления, ЕБРР, 2007 год)

Таблица N.1.6.5

Оценка задач переходного процесса в секторе финансирования ММСП
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка [50%] Небанковское финансирование [10%] Лизинг (балл АТС)
Прямые частные инвестиции (балл АТС)
Рынки капитала (балл АТС)
Банковское финансирование [90%] Конкуренция Конкуренция в банковской сфере (балл АТС)
Разница в процентах при банковском кредитовании МСП и крупных компаний (кратко- и долгосрочное кредитование) (обследование ЕБРР, 2014 год)
Доступность финансирования Доля кредитования МСП в общем объеме кредитов, отношение внутреннего кредитования к ВВП в сопоставлении с данными по ЕС с учетом удаленности) (обследование ЕБРР, 2014 год)
Охват населения услугами коммерческих банков (число отделений на 100 тыс. взрослого населения) (МВФ, 2012 год)
Квалификация Наличие в банках специальных отделов по кредитованию МСП (обследование ЕБРР, 2014 год)
Масштабы использования методики кредитования МСП (обследование ЕБРР, 2014 год)
Наличие в отделах по кредитованию МСП подготовленных кредитных инспекторов (обследование ЕБРР, 2014 год)
Рыночные механизмы и принципы [50%] Создание надлежащей нормативно-правовой базы [100%] Возможность предложить и принять недвижимое имущество в качестве залога (кадастр) (обследование ЕБРР, 2014 год)
Кредитно-информационные услуги (обследование ЕБРР, 2014 год)
Система регистрации движимого имущества – возможность предложить и принять движимое имущество в залог без передачи его во владение (обследование ЕБРР, 2014 год)
Требования закона к залогам и резервам (обследование ЕБРР, 2014 год)
Реализация прав кредитора в отношении залога (обследование ЕБРР, 2014 год)

Вовлеченность

Таблица N.1.7.1

Нерешенные проблемы вовлеченности: гендер
Компоненты Критерии Показатели
Правовые и социальные нормы Решение проблемы насилия в отношении женщин Аналитическая служба журнала “Economist”  – экономические возможности для женщин (EIU-WEO), 2012 год
Имущественные права, ратификация КЛДЖ
Пол при рождении: соотношение ж/м ЦРУ, 2013 год
Вступление в брак до совершеннолетия Данные ООН о брачности в мире, 2012 год
Политические права женщин CRI, 2011 год
Обеспечение доступа к земле Social Institutions and Gender Index, 2014 год
Обеспечение доступа к другому имуществу
Законодательство о наследовании в пользу наследователей-мужчин ОЭСР, Social Institutions and Gender Index, 2009 год
Доступность медицинского обслуживания Материнская смертность (число умерших матерей на 100 тыс. живорождений) Всемирный банк, ПМИ, 2013 год
Пользование контрацептивами (процент женщин от 15 до 49 лет)
Рождаемость среди подростков
Прием родов квалифицированным медперсоналом (% от общего числа родов) Всемирный банк, ПМИ, 2005 год
Образование и профессиональное обучение Грамотность: соотношение ж/м Социальные показатели ООН, последние данны
Получение начального школьного образования: соотношение ж/м Всемирный банк, ПМИ, 2013 год
Индекс гендерного равенства  (ИГР) при зачислении в среднюю школу EPDC, Статистика образования Всемирного банка, 2013 год
ИГР у поступающих в вузы
Доля женщин среди выпускников вузов инженерных специальностей ЮНЕСКО, 2012 год
Доля женщин среди выпускников вузов технических специальностей
Политика в вопросах труда
Политика равной оплаты труда EIU-WEO, 2012 год
Политика недопущения дискриминации
Политика в отношении материнского и отцовского отпуска и ее реализация
Политика правовых ограничений по роду занятий для женщин
Установление различного пенсионного возраста для женщин и мужчин
Ратификация КЛДЖ
Оценка практики в вопросах труда

 

Практика равной оплаты за труд EIU-WEO, 2012 год
Практика недопущения дискриминации
Доступность детских воспитательных учреждений
Различия в оплате труда между мужчинами и женщинами ЭКЕ ООН, 2013 год
Трудовая деятельность и бизнес Доля женщин среди владельцев предприятий BEEPS V, 2012 год
Доля женщин среди занятых (помимо сельского хозяйства) Всемирный банк, ПМИ, последние данные
Охват трудовой деятельностью: соотношение ж/м (15 лет и старше) Всемирный банк, ПМИ, последние данные
Безработица: соотношение ж/м
Работодатели: соотношение ж/м
Доля женщин среди членов парламента, высокопоставленных госслужащих и руководящих работников компаний
Занятость среди специалистов с высшим образованием: соотношение ж/м Международная организация труда, 2013 год
Доступность финансирования Наличие счета в официальной финансовой организации: соотношение ж/м (15 лет и старше) Global Financial Inclusion (Global Findex) Database, 2011 год (обновление за 2014 год)
Кредитные карты: соотношение ж/м (15 лет и старше)
Использование мобильной телефонии для получения денег: соотношение ж/м (15 лет и старше)
Использование мобильной телефонией для посылки денег: соотношение ж/м (15 лет и старше)
Заемщики официальных финансовых организаций, доля от общего числа заемщиков: соотношение ж/м (15 лет и старше)
Вкладчики официальных финансовых организаций, доля от общего числа вкладчиков: соотношение ж/м (15 лет и старше)
Среди лиц, имевших вклады в финансовых учреждениях в прошлом году и(или) получивших кредиты на открытие, ведение или расширение бизнеса (фермерского хозяйства): соотношение ж/м (15 лет и старше)
Соотношение женщин и мужчин среди руководителей предприятий, которым отказано в выдаче кредита BEEPS V, 2012 год
Соотношение мужчин и женщин среди руководителей предприятий, считающих, что доступ женщин к финансированию является препятствием

Таблица N.1.7.2

Нерешенные проблемы вовлеченности: молодежь
Компоненты Критерии Показатели
Структура рынка труда

 

 

 

 

 

Гибкость при найме и увольнении работников «Всемирный индекс конкурентоспособности», ВЭФ, 2013-2014 годы

 

 

Расходы по увольнению работников
Гибкость в установлении размера оплаты труда
Нормы регулирования рынка труда как препятствие для молодежной занятости BEEPS и Enterprise Survey, Всемирный банк, 2012 год
Налогообложение трудовой деятельности и социальные взносы Doing Business, Всемирный банк, 2014-2015 годы

 

Насколько легко создать собственную компанию
Возможности для молодежи

 

 

 

 

Различия в показателях безработицы среди молодежи (15-24 года) и взрослых (25-65 лет) Всемирный банк и МОТ, 2013 год или последние данные
Соотношение долей неучащейся и неработающей (и не получающей профессиональной подготовки) молодежью (NEET) Eurostat, 2013 год; Индекс мирового развития,  Всемирный банк и МОТ, 2013 год
Процент неформальной и нестабильной занятости Индекс мирового развития,  Всемирный банк, 2013 год
Долговременная (более 12 мес.) занятость молодежи (15-24 года) МОТ, 2013 год

 

Доля лиц, впервые ищущих работу
Объем образования

 

 

Среднее число лет обучения у лиц 25-29 лет Barro-Lee, 2010 год (обновление за 2014 год); «Индекс человеческого развития», 2012 год

 

Доля молодежи (15-24 года) без образования
Доля получивших диплом о высшем образовании в общем выпускном потоке UNESCO, 2013 год
Качество образования

 

 

 

Оценки тестов PISA PISA, 2012 год; дополнено TIMSS, 2011 год
Восприятие работодателями качества системы образования ВЭФ, 2013-2014 годы
Восприятие домохозяйствами (населением) качества системы образования LITS, 2010 год
Университеты с высшим рейтингом ARWU, Top University Ranking, 2014 год
Несоответствие квалификации работников требованиям рынка

 

 

 

 

Разрыв между предложением и спросом на специалистов (15-29 лет) KILM, МОТ, 2012 год

 

 

Доля молодежи с избыточным уровнем образования (15-29 лет)
Доля молодежи с недостаточным уровнем образования (15-29 лет)
Уровни безработицы с учетом уровня образования (15-29 лет, с разбивкой по уровням образования) Статистика МОТ (ILOSTAT), 2014 год
Оценка дефицита специалистов работодателями BEEPS и Enterprise Survey, Всемирный банк, 2012-2014 годы
Финансовая вовлеченность

 

 

 

Различия между молодежью (15-24 года) и взрослыми (25 лет и старше): наличие банковского счета Global Findex Database, 2011 год (обновление за 2014 год)

 

 

 

Различия между молодежью (15-24 года) и взрослыми (25 лет и старше): наличие банковской дебетовой карты
Различия между молодежью (15-24 года) и взрослыми (25 лет и старше): наличие банковского счета, используемого для деловых целей
Доля молодежных сбережений, размещенных в официальных финансовых организациях, от общего объема молодежных сбережений

Таблица N.1.7.3

Нерешенные проблемы вовлеченности: регионы
Компоненты Критерии Показатели
Институты Коррупция в системе государственного управления, здравоохранения и образования LITS, 2010 год

 

 

 

Качество системы государственного управления, здравоохранения и образования
Доверие к местным органам власти
Удовлетворенность работой местных органов власти
Доступ к услугам Доступ к воде LITS, 2010 год

 

 

Доступ к отоплению
Восприятие качества системы здравоохранения
Рынки труда Безработица LITS, 2010 год

 

Формальная или неформальная занятость?
Образование

 

Годы обучения Gennaioli et al. data set, Quarterly Journal of Economics, 2013 год
Восприятие домохозяйствами  качества системы образования LITS, 2010 год